Levy

&

Julbka

    personal   page

 

 

Rambler's Top100

ГлавнаяБратья наши меньшие — Байки с дрессировочной площадки

Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга
Истории про собаку Пятого:
Начало
Продолжение
Окончание
12 Декабря 2004

Отказ от лакомства
26 Ноября 2004

Терьер - собственник
26 Ноября 2004

Я подарю тебе эту звезду...
26 Ноября 2004

Собака Пятый (появление на свет)


    Некоторые собаки надолго оставляют след в памяти тех людей, которые с ними общались, и навсегда — в сердце хозяина. Появление на свет Пятого имеет сложную предысторию.
    Жила - была немецкая овчарка Цанта Норденлихт. В свое время она была повязана, родила пятерых щенков. Четверо были нормальными здоровыми овчарятами, а пятая, девочка, родилась недоразвитая. Щенков распродали, а Ромочку (так назвали больную) я оставила себе.
    Ромочка была маленькой, худенькой и отличалась тем, что ничего не ела. То есть, вообще ничего. Она не подходила к еде по нескольку суток. Попытки накормить ее заканчивались вливанием микроскопических доз пищи, и это было удачей. Воду она почти не пила. Тихой тенью передвигалась она за мной на тонких лапках, молчаливая и беспомощная. Ветеринары не находили никакой патологии внутренних органов и дружно сошлись на том, что это «что - то в мозгу заклинило».
    Конечно, ее следовало усыпить во младенчестве, но сразу не сделали этого, а позже уже не поднималась рука. Время от времени она ложилась и пыталась умереть. Несколько раз я стояла надней со шприцем, готовясь прекратить эту едва теплящуюся жизнь, но... она хотела жить. И так дожила до 8 месяцев: высота в холке 42 см, экстерьер — на зависть чемпионам; в общем получилась этакая супермикроовчарка.
    В это время мне пришлось переехать в горный поселок. Был сентябрь, солнечно, тепло. Сразу за огородом начинался лес. Ромочка гуляла, где хотела, удивлялась многообразию мира и в этом многообразии нашла панацею от своего «что - то там в мозгу заклинило» — она стала ловить и есть лягушек. Очень скоро собака стала поправляться, заблестела шерсть, появился аппетит, блеск в глазах. Постепенно Ромочка начала есть обычную для собак пищу, округлилась, повеселела. А в начале января у нее случилась течка. К ней стал ходить на свидания пес Вовчик, который жил за пять километров от нас. Он был лайкой; роман развивался стремительно и моя младшая дочь Маша и ее подруга Даша одели на Вовчика галстук, на Ромочку фату и узаконили их союз.
    10 марта Ромочка родила шестерых щенков. Когда рождался пятый из них, он затявкал еще не появившись на свет, а когда появился, то даже как - то порыкивал. Он был достаточно беспокойным, отползал от матери, вечно откуда - нибудь падал, и когда раздавался вопль, то на вопрос «Кто это?» отвечали, что это тот, который пятым родился. Его братьев и сестер раздали, а его оставили, настолько интересным он получился.
    Имя ему долго не выбирали. Решили, что раз уж он родился пятым, так и будем звать — Пятый.
    Ромочка же закончила свою жизнь неожиданно для нас. В горном поселке царили свои нравы и понятия: «собака должна сидеть на цепи, кошка должна ловить мышей». Все остальное по отношению, в частности, к собаке, — за гранью понимания.
    Было солнечное майское утро. Мы со старшей дочерью Юлечкой пошли на сельскую почту поздравить телеграммой моего отца и ее дедушку с Днем Победы. Было прекрасное праздничное настроение, нам было весело и хорошо этим утром.
    Бабульки, сидящие на лавочках и пеньках вдоль дороги, перешептываясь, провожали нас странноватыми злорадными взглядами, когда мы возвращались назад. Нехорошее предчувствие охватило меня еще на подходе к дому. Мы открыли калитку, вошли во двор.
    Застреленная Ромочка лежала около будки. Мы привязали ее, когда уходили, так что попасть в нее труда не составило.
    Я многое повидала и пережила в своей жизни, но бессмысленность и жестокость этого убийства меня потрясли до такой степени, что первые полчаса я не могла ничего сообразить. Дочка взяла у меня из рук лопату, с которой я бестолково тыкалась по огороду, выкопала могилу, и мы похоронили одно из прелестнейших, безобиднейших существ, которое с такой силой цеплялось за жизнь, победило свои недуги и погибло на радость местному населению только потому, что мы были не такими, как положено, по представлению о жизни живущих там аборигенов.
    Но у нас остался Пятый. И теперь — его истории.

     Комментарии (0)
12 Декабря 2004


Собака Пятый (продолжение)


    Пятый был очень веселой собакой. Он очень любил носить что - нибудь в зубах, целыми днями занимался нужными ему делами во дворе и вообще с детства вел себя по - мужски, то есть по - хозяйски.
    Мужчин в доме не было, но все сопутствующие мужчинам инструменты были в наличии. Приходилось колоть дрова, чинить в доме то, что ломается, забивать гвозди и топить печь. Время от времени пропадали какие - то вещи, а найти их не удавалось даже при тщательном поиске.
    Когда Пятому было девять месяцев, мы переехали в Адлер, и через некоторое время вернулись за оставшимися вещами.
    Около сарая стояли сложенные шалашиком трехметровые доски. Когда мы их разобрали, то увидели, что ничего не пропало безвозвратно. Аккуратно были разложены гвозди, молоток, топор, тарелка, шапка зимняя, топорище, рубанок, кочерга... Ассортимент можно продолжить, но это займет много места. Посмеявшись, собрали спрятанное и отправили по назначению. А в Адлере история повторилась.
    Наступило 1 сентября. Моя дочь Маша с большим бантом в волосах собиралась на школьную линейку.
    Мы уже выходили со двора, как вдруг раздался ее громкий плач. Обернувшись, я увидела Машу без банта и в слезах. Оказывается, Пятый подпрыгнул, стянул бант с ее головы и ускакал с ним под дом. Наши призывы на него не действовали и тогда Машина старшая сестра Юля, согнувшись в три погибели, полезла под дом, так как Машино горе по поводу утраченного банта надо было ликвидировать. Через некоторое время из - под дома выползла смеющаяся Юля с бантом.
    «У Пятого, — сказала она, — там опять склад». Только ассортимент странный: пустая бутылка из - под водки, стакан и Машин Бант. Все это лежало в аккуратно выкопанной ямке, а рядом — подстилка, видимо, чтобы лежа любоваться своими сокровищами.

     Комментарии (0)
12 Декабря 2004


Собака Пятый (окончание)


    Оставшись сиротой, Пятый особенно не унывал. Да он и не знал, что сирота. Это мы осиротели без Ромочки, а он рос и взрослел вместе с нами.
    Вырастал Пятый ушами. Все остальные части тела гармонично развивались. А уши РОСЛИ. И выросли к пяти месяцам до таких размеров, что человек, впервые увидевший Пятого, замирал в шоке и нерешительно спрашивал «Это кто?». И еще более нерешительно: «Собака?».
    «Ушки» у Пятого стояли торчком, а размер их по отношению к щенячьему телу был фантастически, неправдоподобно огромным. Представьте себе спаниеля, волочащиеся уши которого вдруг поднялись и встали, как у овчарки! С виду Пятый был овчаренком — чепрачный, хвост висит, только мордочка хитрая и умильная, в папу - лайку, да уши, не поддающиеся описанию. Характер имел зловредный, очень любил паниковать, крича во все собачье горло. Если что - то уронить, он тут же начинал вопить бросаться стремглав куда - нибудь, возвращаясь через несколько секунд, так как парнем Пятый был смелым, а паника была только громкой игрой. Я уже говорила, что сразу за огородом начинался лес. А раз лес, значит, в нем водятся дикие звери и птицы. И вот, однажды , под утро, тишину разорвал истошный крик Пятого, который не был похож на его обычные истерики. Мы выскочили из комнаты в тот момент, когда Пятый, как на крыльях, влетел в пристройку, где горел свет, а за ним влетела здоровенная сова, которая благодаря ушам щенка, видимо, приняла его за зайца, и в азарте погони попав в человеческое жилище, приземлилась на спинку кресла под светильником и замерла, ослепленная.
    Бедного Пятого мы с трудом успокоили, он действительно был очень напуган, а сову поймали, отнесли к соседям, с которыми были очень дружны, разбудили спящих детей Эдика и Дашу, осмотрели птицу со всех сторон и выпустили в лес, а сами пошли досматривать свои прерванные сны.

     Комментарии (0)
12 Декабря 2004


Рекс


    На дрессировочную площадку пришел Рекс. Он — восточно-европейская овчарка, ему одиннадцать месяцев, он сказочно красив и так же сказочно ленив.
    Лень дремлет или крепко спит, когда он носится по двору с сыновьями хозяйки, гоняет кошек и мечтает о крыльях, чтобы можно было летать, так как кошки часто удирают от него на крышу.
    Но на занятиях лень просыпается, лапы отказываются двигаться, голова опускается к земле, и хозяйка — красивая, спортивная, молодая женщина — обнаруживает вместо своей жизнерадостной собаки старого, убитого жизнью ослика, который тащится за ней на поводке не в силах сделать и десяти шагов. Но учиться надо, и рывки поводком заставляют Рекса ускорять шаг. Сообразительность этой собаки достойна всяческого восхищения. Он решил имитировать обмороки. Преодолев 10 - 15 метров, пес грохался на землю и вытягивался неподвижно.
    Только хитрые глаза из-за полуприкрытых век следили за дальнейшими действиями хозяйки и инструктора. Опытные инструкторы знают, что ленивая собака начинает работать тогда, когда почувствует, что хозяин рассердился всерьез. И когда изумленный Рекс услышал от хозяйки нелестные слова с соответствующими интонациями, подкрепленные физическим воздействием, команда «Рядом!» больше проблем не доставляла. Да и другие команды пес усваивал хорошо.
    Но один эпизод остался в памяти надолго. Отрабатывали прием «отношение к наморднику». Намордник Рексу знаком, нелюбимый, конечно, предмет, но и не враждебный, ничего нового в нем для собаки нет. Рекс и другой овчар, Граф, по команде сели, на них надели намордники, и вдруг Рекс развесил уши в стороны и... заплакал. Настоящими слезами, которые стекали по щекам на намордник. Расстроенная хозяйка, сама чуть не плача, сняла с него жуткий предмет и мы вытерли далеко не скупые мужские слезы с морды собаки.
    Впоследствии рыдания не повторялись, и я до сих пор не могу понять, что это было — оскорбленное самолюбие, выраженное в слезах, или гениальные актерские способности?

     Комментарии (1)
26 Ноября 2004


Отказ от лакомства


    На занятиях группы отрабатывается упражнение на отказ от подброшенного лакомства и выдержку около него. Хозяева молодых собак отошли на несколько метров, собаки выполняют команду «сидеть», а коварные «прохожие», проходя мимо, разбросали перед ними вкусные кусочки.
    Среди учеников щенок - ротвейлер, который очень любит поесть. Еда могла бы стать для него круглосуточным праздником, но никто ему этого праздника не устраивает, так как питается он только три раза в день, как и положено правильно выращиваемой собаке.
    Он знает, что надо выполнять команду «Cидеть!», это для него не сложно, но вот какой - то хороший и добрый человек подходит и кладет перед ним печенье. Ротвейлеренок с надеждой смотрит на хозяйку, но та отворачивается. Тогда он начинает гипнотизировать лакомство, легонько топает лапой, но печенье не шевелится, не придвигается и вообще ведет себя безразлично.
    Вдруг подается команда «Лежать!» Песик ложится и печенье оказывается между передними лапами прямо перед его носом. Нос начинает жить своей жизнью, он шевелится и с шумом, как насос, втягивает воздух. Печенье неподвижно. На лбу несчастного щенка образуются трагические складки, шея сама собой вытягивается и голова опускается к запретному плоду.
    «Ко мне!» — раздается команда. Щенок вздрагивает, делает несколько шагов вперед и останавливается. У него очень выразительная, «говорящая» мордашка, на ней отражаются абсолютно все чувства, которые терзают его в данный момент.
    Остальные собаки уже выполнили команду и сидят слева от хозяев. Все наблюдают за песиком, сдерживая смех. Хозяйка повторяет подзыв. Ротвейлеренок понимает, что идти надо обязательно, но бросить печенье он не может. Вдруг он поворачивается и, как это делают собаки, приглашая друг друга поиграть, припадает на передние лапы перед лакомством и делает приглашающее движение головой с умильным выражением. «Пойдем!», — написано на мордашке. — «Пойдем со мной, печенье!»— Бесполезно. Команда «Ко мне!» звучит в третий раз. Щенок обреченно идет к хозяйке, проходит метра два какой - то странной походкой на негнущихся лапах и, внезапно, резко развернувшись, галопом бросается к покинутому сокровищу, ложится на него всем телом, положив голову между лап на землю и плотно зажмуривает глаза в ожидании небесной кары.
    Раздавшийся хохот был прощением страдальцу и карающая десница не опустилась в этот раз на щенячью головушку.

     Комментарии (0)
26 Ноября 2004


Терьер - собственник


    Всем известно, что собаки — большие собственники, но каким захватчиком был маленький стаффордширский терьер Грей, стоит рассказать.
    Когда он пришел учиться, ему был пятый месяц. Мощный, костистый, с умными глазенками, он со второго - третьего повторения понимал, что от него требуется. Но то, как он полюбил снаряды, которыми оборудована площадка, заслуживает восхищения. Если он был на площадке один, занятие проходило спокойно. Он с удовольствием бесстрашно карабкался на лестницу, бегал по буму, обладая большой ловкостью, выделывал различные акробатические трюки, которые сам тут же и придумывал. Если на площадке были другие собаки, которые выполняли команды общего курса, Грей мирился с их присутствием, хотя поглядывал косо.
    Кошмар начинался, когда другая собака должна была подойти к снаряду и выполнить команду «Вперед!» Первый раз, когда он вырвался из рук хозяйки, столкнул собаку с лестницы и помчался по ней сам, мы посмеялись, взяли его на поводок и продолжили занятие. Но не тут - то было. Щенок не скулил, он орал так, что не было слышно ничего, кроме его воплей. Хозяйка обхватила его руками, прижала к себе. Но кто удержит хорошо развитого стаффорда, который хочет вырваться?
    Одна собака шла по буму, вторая поднималась по лестнице. В одно мгновение обе очутились на земле. Стаффорденок, как заведенный, несся по кругу: лестница, барьерчик, бум, опять лестница... Это был вопящий вихрь «Я сам! Только я! Это мое!! Сам все преодолею!!! Никому!!! Не дам!!! Бегать и прыгать по моим снарядам!!!» Так вопил смирный Греечка, пока его не поймали и не увели успокаиваться.
    Впоследствии он любил сидеть на нижней ступеньке лестницы, или лежать на буме, или ставить лапы на барьер и замирать со счастливым выражением лица. Но он так и не научился спокойно относиться к тому, что на его собственность может посягнуть хотя бы лапа другой собаки.

     Комментарии (0)
26 Ноября 2004


Я подарю тебе эту звезду...


    В кинологический центр отдали дога. Чем он не пришелся ко двору прежним хозяевам — остается загадкой.
    Если можно собрать в представителе живой природы самые лучшие качества, то Ларик был именно таким представителем. Интеллигентный, выдержанный, неназойливый, с чувством собственного достоинства, этот огромный пес сразу «вписался» в наш коллектив. Он был очень любознателен, с удовольствием рассматривал что - нибудь непонятное ему, очень любил наблюдать за работой на дрессировочной площадке. Он понял, что его присутствие на занятиях будет мешать, а посмотреть хочется. И дог нашел высокий куст, за которым его не было видно. Обладая огромным ростом, он вытягивал шею и наблюдал за работой группы из - за куста. Оглянешься, а здоровенная голова смущенно прячется за ветки. Зато после слов «Всем спасибо, до свидания», он большими прыжками мчался ко мне и мы вместе возвращались с занятий.
    В кинологическом центре жила догиня Герда, и когда пришла пора, мы решили, что Ларик и Герда будут неплохой парой. Что произошло потом, я до сих пор не могу вспоминать без волнения.
    Надо сказать, что Ларик никогда, как бы ему ни хотелось, ничего не брал со стола. Можно было смело оставлять на столе все, что угодно: мясо, колбасу, сыр, — дог не позволял себе даже подходить туда, где лежали продукты.
    Женитьба Ларика на Герде прошла успешно, и Герду закрыли в вольер, который был расположен примерно в 50 - 60 метрах от нашей кухни. Пришло время обеда и мы сели за стол. Ларик подошел и стал что - то на столе разглядывать. И вдруг, не обращая на нас внимания, он схватил со стола половину буханки хлеба и куда - то умчался. Пораженные, мы пошли за ним и увидели, что он мчится к вольеру Герды. Дверь в вольер была металлической, с большими прорезями. Ларик просунул хлеб в прорезь, Герда взяла его и стала есть. Дог сел у двери вольера и с умиротворенной мордой наблюдал, как она это делает, время от времени нежно поскуливая.
    Честное слово, этот эпизод кое у кого из нас вызвал слезы на глазах, и мы молча пошли на свою кухню.

     Комментарии (0)
26 Ноября 2004


Немецкая овчарка

Служебное собаководство России
Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга
© Levy (Alexey Svinkin) 2004 - 2006 
© Natalja A. Kuznetsova 2004  


Rambler's Top100