Levy

&

Julbka

    personal   page

 

 

Rambler's Top100

ГлавнаяЮмор — «Интервью доктора S ... »

Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга

      Интервью доктора S газете «ОРЗ - ИНФО»,
      посвященное N - дцатой годовщине страховой медицины на Руси
      (2*** ГОД)


Из цикла «Воспоминания о будущем»

     Издавна на Руси повелось, что от любых реформ здравоохранения страдают прежде всего те, чью жизнь и смерть эти реформы призваны облегчить — врачи и их пациенты. Однако, в нашей больнице эта традиция имеет место быть нарушенной хотя бы частично. Не знаю, как там пациенты, а вот врачи, наконец-то, зажили хорошо. Независимые эксперты ВОЗ (да и все, кто сохранил еще способность логически рассуждать и переводить в уме американские доллары в рубли по курсу) связывают это исключительно с введением платных услуг в больнице. Единственной бесплатной услугой является предоставление информации о стоимости остальных услуг.
     Пожалуйста, поподробнее об их стоимости.
     Пожалуйста.
    Прежде всего отмечу, что наша больница имеет лицензию Центробанка России на работу с любой валютой — от американских долларов до буркина - фасийских функельшперлингов — таким образом, отказов в оказании такого рода помощи практически нет.
    А расставаться с валютой пациентам приходится уже с первых минут пребывания в больнице — комплексный осмотр в приемном отделении со сбором анамнеза и постановкой предварительного диагноза стоит 20 $. Желающие могут сэкономить на любом пункте анамнеза и физикального обследования, или наоборот — за дополнительную плату подвергнуться более тщательному осмотру. Так, например, за каждый удар пальцем о палец при перкуссии легких придется доплатить 1 $. В то же время больные, не предъявляющие жалоб, имеют право на 20 - процентную скидку. Практически бесплатно предоставляется водопроводная вода и тазик для промывания желудка больным с отравлениями — как пищевыми, так и медикаментозными (в том числе с суицидальной целью — такому контингенту больных мы даже помогаем довести начатое благородное дело до конца).
    В последнее время, однако, появилась печальная тенденция прохождения первичного осмотра в различных кооперативах, у частнопрактикующих врачей и прочих так называемых шарлатанов. Гораздо более низкие по сравнению с нашими цены притягивают как магнитом наименее обеспеченные слои населения — бизнесменов, банкиров, политиков и т. п., однако качество осмотра, проводимого обычно поточным (или даже групповым) методом не лезет ни в какое сравнение ... то есть, я хотел сказать — не идет ни в какие ворота ... нет, ворота — это про барана ... Ну вот, Вы меня совсем запутали ... теперь еще бараны какие - то ... Ладно, вернемся к нашим баранам. (А, вот они откуда!)
    Стала уже хрестоматийной история болезни человека, которого успешно лечили от желтухи, и лишь на вскрытии выяснилось, что он являлся лицом китайской национальности. Из моей личной практики могу привести пример — мужчина 40 лет, директор крупного коммерческого банка; кооперативом «Светлая память» поставлен диагноз «Внематочная беременность». Лечил я его месяца два (признаться, неплохо заработал — у него жена оказалась учительницей), и что Вы думаете — все прошло благополучно, мальчику уже 4 года... В знак благодарности родители назвали его Ибупрофеном. Вот такая вот Фенечка вышла...
    Так вот, пройдя приемное отделение, больной попадает в отделение специализированное. Кстати, терапевтических отделений у нас 2 — одно обычное, другое, так сказать, «выездное», на 10 палат - люкс, развернутое на базе отелей «Рэдисон - Лазурная» и «Жемчужина», стоимость пребывания там составляет порядка 200 - 250 $ за 1 койко - день, и, с огорчением должен признать — даже наши коллеги - медики не всегда могут себе это позволить.
     Кто же лечится в этом отделении?
     Как кто? Бомжи и нищие поправляют там свое здоровье, подорванное в подземных переходах и на скамейках вокзалов и прочих общественных мест. Отделение, между прочим, работает с максимальной нагрузкой, запись идет на 2 месяца вперед.
     Давайте лучше поговорим о ценах обычного отделения.
     Давайте.
    Цены у нас, я бы сказал, очень либерализированные. Так, вход врача в палату для обхода стоит от 10 до 30 $ — в зависимости от настроения, времени года и насущных потребностей медика. Выход из палаты оплачивает сам врач, сумма зависит от тяжести состояния больных и, опять же, времени года, и обычно укладывается в пределы разумного. Хотя бывали случаи, когда сотрудникам отделения приходилось скидываться и выкупать коллегу из палаты. Но это бывает достаточно редко.
    Если Вы помните древние постперестроечные больницы, где во время обхода врачу с трудом удавалось вставить пару ласковых ободряющих слов в монолог пациента, живописно повествующего о своей нелегкой пациентской жизни с лирическими отступлениями и эпизодическими озарениями, то Вас не мог не удивить тот факт, что наши доктора во время обхода довольно многословны, чего о больных не скажешь. Ничего странного в этом нет, так как каждое слово, сказанное врачом, стоит 10 центов, а вот слово, сказанное больным — 1 $. Причем, за длинные слова типа «электрокардиографический» или «ядерномагниторезонансный» больные штрафуются дополнительно. В ночное время действует двойной тариф.
    Все это позволяет создать в больнице уникальную атмосферу доверительности в системе «кошелек больного -> карман врача» и способствует процветанию платной медицины как в целом, так и в частности.
     На сколько больных рассчитаны палаты?
     Теоретически, в каждой палате может быть размещено одновременно до 30 больных, что достигается применением 2 - и 3 - ярусных коек и подвесных функциональных кроватей, позволяющих больному находиться в палате во взвешенном состоянии.
    А вообще, тенденция к снижению количества больных в палате сохранилась до сих пор. Буквально на днях из Урюпинского Республиканского центра по лечению левосторонних нижнедолевых пневмоний сообщили, что ими поставлен рекорд в этом плане — в стационаре на 2385 трупов в смену каждый больной лежит в отдельной палате. С радостью сообщаю — мы этот рекорд побили еще до его установления — большинство больных у нас занимают две, а то и три палаты. Это очень удобно таким деклассированным элементам, как бизнесмены и продавцы, которые могут открыть в одной из палат филиал офиса или ларька и лечиться без отрыва от своего малоприбыльного, но такого нужного им производства.
     В отделении мне встретились несколько человек довольно странного вида — один весь в иголках, у другого изо рта торчит какой - то сложный оптический прибор. Не могли бы Вы прокомментировать это?
     Мог бы. Дело в том, что, скажем, внутривенная инъекция стоит 10 $, а удаление иглы после нее — 50 $, то же и в отношении многих других инвазивных процедур. Так и ходят некоторые скупые больные с иглами в — не при дамах будь сказано — венах или с фиброгастроскопом во рту. Вам еще повезло, что Вы не встретили такого больного после ректороманоскопии — малопривлекательное зрелище, уверяю Вас.
     Как осуществляется отбор больных в палату интенсивной терапии?
     Как и прежде, основным критерием при направлении больных в ПИТ является состояние больного.
    Например, состояние в 5 млн. $ оценивается как крайне тяжелое, требующее немедленного перевода в ПИТ. Неудивительно, что наши реаниматологи на работу ездят на «Мерседесах», а на дачу — на джипах «Чероки». «Фордами» они пользуются только для поездок на пляж, и то вечером, когда никто не видит.
     Как обстоят дела с лекарствами, шприцами и т. п.?
     С и т. п. дела обстоят прекрасно, а вот со всем остальным — несколько хуже. Лекарств, например, нет совсем. Но это даже хорошо.
     Как это?
     А вот так это. С отсутствием медикаментов в больнице открываются широкие возможности для приобретения таковых в аптеках и коммерческих структурах. Для больных это не только способ спасти свою жизнь, но и неплохое развлечение — между ними идет соревнование, кто купит более дорогое или более редкое лекарство. Некоторые даже обижаются, если им не порекомендовать приобрести какой - либо препарат в аптеке. Хотя, как и все палки, эта тоже имеет два конца: зачастую больные какими - то, одним им ведомыми путями и способами, достают лекарства, не только не включенные в Российскую Фармакопею, но даже не прошедшие клинические испытания в стране - производителе. Результаты бывают самые неожиданные. Вот недавно одному пациенту родственники привезли из США новый гипотензивный препарат «Бустрофедон». После недельного курса давление у него действительно снизилось до нормальных цифр, зато по всему телу стали расти перья. Конечно, поначалу это было для него жестоким потрясением, теперь — ничего, пришел в себя, регулярно летает во Флориду отдыхать.
     Последний вопрос — есть ли какие-нибудь проблемы?
     Последний ответ — проблемы есть.
    В частности, с питанием. Кухня, знаете ли, нас иногда подводит — то устрицы мелковаты, то осетрина не первой свежести, бывает, что ананасы вовремя не завезут, но это ничего, перебиваемся.
    Главная проблема — финансирование. Если на зарплату деньги еще выделяются, то, скажем, приобретать оборудование докторам приходиться на свои средства. Недавно наши скинулись на троих и купили компьютерный томограф с ЯМР - приставкой. Купить — купили, а учиться на нем работать никто не хочет — надо ехать в США, а им и тут неплохо. Теперь томограф стоит в углу в приемном, ЯМР по всему двору разбросан, того и гляди — кто-нибудь наступит, чего-нибудь сломает, а компьютером детишки играются. Уже научились подключаться к Всемирной банковской компьютерной сети, перевели на наш расчетный счет 10 000$ для начала. Это помогло нам продержаться некоторое время.
    Так что и у нас не все хорошо, но еще остается надежда на улучшение.
    Мы выживем, несмотря ни на что!
© Levy
1997
     Комментарии (0)
Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга
© Levy (Alexey Svinkin) 2004 - 2006  


Rambler's Top100