Levy

&

Julbka

    personal   page

 

 

Rambler's Top100

ГлавнаяЮмор — «Классификация студентов »

Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга

      Студенты и Преподаватели


Популярная Студенческая Медицинская Энциклопия «Оренбургских Маразмов»

    Любая новая тема, как известно любому студенту ОГМА, начинается с определения, за которым идет, как правило, классификация.
    Не будем задерживаться на первом пункте, предоставив нашим читателям возможность самим определиться, к какому лагерю они принадлежат, и строевым шагом бодро перейдем ко второму — классификации.
    По этому поводу исписано уже немало бумаги, выбито много зубов и выпит не один литр слабо - и среднеалкогольных напитков, поэтому мы не собираемся вносить в освещение этого вопроса что - либо принципиально новое, а хотим всего лишь взглянуть на него свежим взглядом наших близоруких глаз и вызвать у уважаемых читателей ответную реакцию в виде отека Квинке, злокачественной эозинофилии или желания организовать стихийный митинг под окнами штаб - квартиры «ОМ».
    Итак, отдавая дань многовековым традициям советско - российского студенчества, выжившего в трудные годы застоя, не сломленного в не менее трудные годы перестройки и процветающего в кошмарные годы вообще черт знает чего — начнем с классификации студентов - медиков (да не обидятся на нас за это преподаватели).

    1. «Ботаник» — самый известный тип студента, присутствующий во всех известных классификациях. Упоминание о Б. (Botanicus Studiosus Vulgaris) встречается еще у Плиния в его «Хрониках Атлантиды».
    По внешнему виду Б. может ничем не отличаться от своих собратьев, хотя его халат, как правило, чист и хорошо выглажен (обычно бабушкой или мамой), галстук подобран в тон носкам, а безостановочное движение розовых оттопыренных ушей свидетельствует о постоянной озабоченности их обладателя о своем месте в жизни.
    Уверенно чувствующий себя за клавиатурой компьютера и в окружении пробирок и учебных пособий, совершенно теряется в кругу нормальных друзей. Оставшись наедине с девушкой (что бывает крайне редко), выходит из положения, рассказав ей краткое содержание своей курсовой работы под названием «Влияние внутривенного введения 5, 6, 7 - бром - пром - стрем - фенил - кретин - амина на регенерацию эпителия кончика языка у жителей Асекеевского района». С доведенной таким образом до полной прострации девушкой Б. делает все, что подсказывает ему воспаленная фантазия. Иногда ему удается даже поцеловать несчастную в щечку.
    Беседа двух Б., встретившихся в коридоре института или общежития, напоминает разговор Гая Юлия Цезаря с Альбертом Эйнштейном и может протекать на различных языках, в том числе, иногда, и на русском.
    На семинарских занятиях и экзаменах Б. представляет собой луч света в темном царстве. Он знает, что все знает, он знает, что преподаватель это знает, а преподаватель знает, что Б. знает, что он (преподаватель) знает, что он (Ботаник) знает, что все знает. Б. способен уверенно и правильно ответить на любой вопрос, в том числе заданный не по теме, заданный неправильно и заданный вообще не ему.
    Из Б. получаются неплохие гинекологи, так как по признанию одного из них, гинекология позволяет им соприкоснуться с чем - то неизвестным и таинственным.

    2. «Шарящий» — переходная форма от Ботаника к Нормальному (см. ниже) студенту.
    Внешность очень обманчивая и бывает самой разнообразной в зависимости от обстоятельств: сдав экзамен в обличье Ботаника, к вечернему свиданию с девушкой может прикинуться Крутым (см. ниже).
    Лекции не посещает принципиально, но это сходит ему с рук. Преподаватели обычно ценят его, хотя иногда и не совсем понимают. Способен уверенно, но в отличие от Ботаника не всегда правильно, ответить на любой вопрос. На большинство вещей имеет собственный взгляд, научно обоснованный и логичный, но никогда не совпадающий с общепринятым.
    Экзамен для него — пустая трата времени, так как Ш. уверен, что не сдать его не может ни при каких обстоятельствах (чаще всего так оно и бывает).
    Обладает своеобразным чувством юмора, что не только дает ему некоторые преимущества, но и создает определенные проблемы.
    С девушкой может обсуждать широкий спектр вопросов — от цен в институтской столовой до Римановой геометрии в свете теории желудочно - кишечных рефлюксов.
    Из этих жизнерадостных, оригинальных умниц могут получиться врачи любой специальности и любого типа в зависимости от знака Зодиака и других менее существенных обстоятельств.

    3. «Нормальный» — самый многочисленный и популярный тип. Герой анекдотов, фильмов и песен. Хорошо чувствует себя в любой обстановке, хотя лекции иногда пропускает по причине похмелья, занятия — по причине сверхурочной работы в больнице или на «Скорой помощи», а экзамены — из - за боязни попасть к нелюбимому преподавателю и по всем вышеперечисленным причинам.
    Находится всегда в состоянии, близком к голодной смерти. Выживает только благодаря детям (чаще двум, иногда — одному или троим), которых должен кормить, одевать и воспитывать, а также гуманитарной помощи друзей.
    Одевается опрятно, хотя и не по последнему писку моды. Одежду стирает и гладит чаще всего жена, реже — совершеннолетние дети.
    В отличие от Б. и Ш., на любой вопрос отвечает неуверенно, но в 50 % случаев правильно.
    Высоко ценится товарищами как надежный друг, а преподавателями — как хороший староста, комсорг, казначей и т. п.
    Пользуется успехом у девушек, несмотря на то, что уровень интимных бесед редко поднимается выше цен на детское питание и прививочного календаря (а может быть, как раз поэтому).
    Экзамен, по мнению Н., — лотерея, стопроцентно стохастический процесс, результат которого на современном уровне развития науки и техники предсказать невозможно. Пытаясь склонить чашу весов на свою сторону, создает шедевры шпаргалочного искусства, некоторые из которых достойны находиться в Эрмитаже или Лувре.
    Экзамен для него — всегда праздник, так как независимо от его результата всегда есть повод — либо с горя, либо с радости.
    После окончания ВУЗа отправляется на работу в самые отдаленные районы области, удивляя коллег и бывших однокурсников успехами в лечении тяжелобольных инъекциями Aqua destillata quantum satis.
    Реже становится преподавателем, пользуясь заслуженным уважением коллег и учеников.

    4. «Крутой».
    Представителя этого типа узнать достаточно просто по традиционным внешним признакам: наглое выражение небритого лица, не менее наглое выражение бритого затылка и фонендоскоп, изготовленный фирмой «Cartier» из золота с платиновой инкрустацией.
    Ношением халата утруждает себя только по личной просьбе ректора. Одет, как правило, в стандартную малиновую униформу, которая, несмотря на то, что секретарша гладит ее каждые утро и вечер, выглядит так, как будто ей (униформой, а не секретаршей) тампонировали полость малого таза слонихе средних размеров.
    Может изредка позволить себе посещение лекций и семинаров в перерывах между отдыхом в Анталии и вооруженными разборками в лесопосадке.
    На любой вопрос преподавателя, по ошибке обращенный к нему, отвечает вопросом «Сколько?» с одновременным выниманием из кармана газового пистолета, сотового телефона и пачки стодолларовых купюр толщиной с учебник гистологии.
    Экзамены сдает по телефону и преимущественно по безналу оптом.
    Редчайшее событие для этого типа студента - медика — курация больного — происходит примерно в таком ключе: «Ну, те получше стало? Ты, в натуре, или щас батареей огрею, век диплома не видать!»
    Цели и задачи пребывания такого студента в ВУЗе неизвестны никому, кроме него самого.
    Из К. получаются хорошие бизнесмены, авторитеты преступного мира, завсегдатаи исправительно - трудовых учреждений строгого режима.
    Крайне редко и чисто случайно они становятся преподавателями.
    Практически никогда — врачами.

    5. «Ноль» — самая загадочная категория студенчества, представляющая собой, скорее всего, тупиковую ветвь эволюции.
    Внешний вид такого студента достаточно характерен — на его физиономии написано постоянное безграничное удивление, более или менее удачно скрываемое. Удивительным для него является все, и в первую очередь — как он ухитрился попасть в этот ВУЗ и почему его до сих пор отсюда не выкинули. То же самое интересует, кстати, и преподавателей.
    Цели и задачи пребывания Н. в ВУЗе неизвестны никому, в том числе и ему, что, впрочем, не мешает ему заканчивать курс за курсом и получить диплом, на прощание удивившись и этому.
    Лекции не посещает, так как просто забывает о том, что на них нужно ходить. Если вспоминает, что сегодня нужно идти на лекцию, то не может вспомнить на какую, и вообще, может быть не сегодня, а вчера, да и не на лекцию, а на семинар. Вспомнив, куда и когда нужно идти, мучительно пытается вспомнить, в каком ВУЗе он учится. В этом вопросе мало помогает даже его собственный студенческий билет, так как такой студент не помнит, умеет ли читать, а если умеет — то на каком языке.
    В отличие от всех остальных типов, Н. на вопросы преподавателя не отвечает вообще.
    Пристроившись к научной работе какого - либо сотрудника кафедры, на семинарах появляется эпизодически, внося своим появлением оживление в ряды одногруппников.
    Кто его кормит, стирает и гладит его халат (когда - то белый) — совершенно непонятно (может быть, вышеупомянутый сотрудник кафедры?)
    Куда девается такой студент после окончания ВУЗа — тоже пока неясно.

    6. И, наконец, сравнительно новый студент — студент - иностранец.
    Узнать его в толпе элементарно — он всегда чем - нибудь выделяется.
    Когда говорит — акцентом, когда молчит — одеждой, когда одет как все — цветом кожи.
    Что он делает в ВУЗе — знает только ЦК Компартии его страны и ФСБ нашей.
    Зачем он ходит на лекции — непонятно никому, так как закорючки, которые он изображает в своих тетрадях не расшифруют даже в Криптографическом Центре ЦРУ, а ведь там перевели даже письмо лягушоида с Альфы Центавра, которое он по пьяне написал жене и — опять же по пьяне — послал на Землю. (Кстати, интересная географическая подробность — понять, что написано в этом письме не смогли даже ученые с самой Альфы Центавра).
    На вопросы преподавателей отвечает во - первых, неразборчиво, во - вторых, на своем родном языке, поэтому никто пока не знает — правильно он отвечает или нет.
    На экзамены он ходит, как мы в цирк или кино — ему очень интересно, что хотят от него эти странные белые люди в странных белых халатах? Однако, на экзамене он долго находится не может — от долгого сидения на жестком стуле очень устает хвост.
    Халат такого студента может быть любого цвета (даже в полоску или в горошек), но белым он не бывает никогда.
    Живут они в своих пещерах ... простите, в комнатах общаги, как правило, табором или оазисом по 15 - 20 человек в каждой. Ходят упорные — правда, пока документально не подтвержденные слухи, что отчисленных студентов после окончания сессии съедают их же товарищи по табору.
    Что происходит с таким студентом после окончания ВУЗа — неизвестно, так как таких прецедентов история пока не знает.
© Levy
1996
     Комментарии (0)
Google
 
 
Увлечения       Братья наши меньшие       Наши Авто       Статьи       Юмор       Путешествия        Гостевая Книга
© Levy (Alexey Svinkin) 2004 - 2006  


Rambler's Top100